• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:03 

Гарри Поттер и Новый год. Новогодняя сказка.

Я не просто так лежу! Я лежу в направлении мечты...))
Всех с Новым годом!
А вот и сказочка новогодняя, она же - фанфик)))


Вторая Магическая война окончена, Воландеморт повержен. Северус Снейп выжил, благодаря своевременной помощи Гермионы, и директорствует в Хогвартсе.
Гермиона поняла, что любит Рона, как брата. Она преподаёт трансфигурацию, вместо ушедшей на покой Минервы Макгонагалл, и страдает от безнадёжной любви к директору Снейпу.
Гарри Поттер расстался с Джинни и погрузился в депрессию.
Драко Малфой и Луна Лавгут любят друг друга, но родители Драко категорически против их брака.
Однако в Новогоднюю ночь всё может измениться…

Предупреждения: OOC, AU, юмор


Глава 1


Есть в глухой чаще Сибирской тайги заповедная поляна. Небольшая и круглая, словно блюдечко, а в самой серёдке стоит огромный пень — и вдвоём не обхватить.
Знающие люди говорят, что и не пень это вовсе, а стоит там волшебное дерево, но видеть его целиком никто из живых существ не может, потому как все прочие его части находятся в иных мирах. Нашему миру только пень достался. Обижаться тут не на что. Основание ствола всё-таки! Весьма почтенная часть.

Во всём подлунном мире таких деревьев считанные единицы. Хотя… какие ж они считанные, если никто их и сосчитать-то не может! А где растут эти чудо-деревья и подавно никому неведомо.
Однако же и сейчас живут на свете люди, которым доводилось побывать в таком месте, хоть ненадолго, но оказаться рядом с чудо-деревом. Его волшебство на всех по-разному действует: может благом одарить, судьбу к лучшему переменить, но и погубить может.

Оказаться на заповедной поляне — испытание нешуточное! Правда, и с этим можно поспорить… Тут уж — для кого как! Кому смех, кому слёзы. Никогда не угадаешь, что может с тобой случиться в таком месте. У такого Дерева особая магия, и всё время вокруг него разные чудеса происходят. А уж в канун Нового года — и подавно!
А ведь интересно было бы заглянуть хоть одним глазком… Что же происходит там морозным зимним вечером, 31 декабря неважно какого года… А происходит вот что…

***

Закружился вдруг снег над волшебным пнём, взвихрился и словно застыл в воздухе, разлилось вокруг мягкое искристое сияние, раздался хлопок, вспыхнуло что-то и… На поляне кто-то появился…
Да это же волк! Но не обычный волк, а весь — от ушей до кончика хвоста — угольно-чёрный, матёрый такой волчище… Насторожил уши, принюхивается тревожно… Сразу видно — понять не может, как тут оказался…

Снова хлопок, снова вспышка — и рядом с волком стоит на снегу лис. Да какой! Белоснежно-серебристый крупный красавец. Испуганно косит он по сторонам жёлто-янтарными глазами, припадает на задние лапы, а пушистый хвост так и ходит ходуном…
Хлоп! И на поляне оказался медведь! Хлоп. Вспышка… ещё одна — послабее… появилась какая-то тень… вроде бы заяц… Да видно, что-то не так пошло... Бывают и здесь накладки! В нашем мире они где угодно бывают — даже на заповедной поляне.
Не получилось из новоприбывшего зайца. Стоит столбиком красивый грациозный зверь хорёк, быстро-быстро шевелит чувствительным носом, трепещут густые усики.

Хлоп! И прямо на самом пне появился… появилось… Да кто же это?! Или что? Круглое что-то, непонятное… Да это же колобок! Крупный, круглый и румяный колобок! Ну вот — все герои в сборе.

Я думаю, вы уже догадались, что это люди, пусть и не совсем обычные, но всё-таки люди. А в героев народной сказки превратила их магия заповедной поляны, волшебство Чудо-Дерева…
А волшебство это таково, что каждый из наших героев, как только сумел немного прийти в себя, сразу же понял: если не удастся им до наступления полуночи пройти испытание, что уготовало для них Чудо-Дерево, то останутся они навсегда такими, как сейчас. И ещё много всякого-разного узнали они, очутившись здесь в эту необычную ночь. Вот например, сказки — русские народные. Раньше-то не читали, конечно, но для волшебства Новогоднего это мелочь!

— Может мне кто-нибудь объяснить, что здесь происходит?! — сердитый белый Лис дёрнул пушистым хвостом и прищурился в сторону пня. На пне было тихо-тихо… вроде и нет никого… И Лис повернулся к Волку.

Тот уже успел осмотреться и, сделав шаг по направлению к пню, произнёс с непередаваемой интонацией:
— Поттер… Ну конечно… Кто же ещё… Кто, кроме вас, способен устроить такое… такое… — Волк задохнулся от возмущения.

— Почему сразу я?! — возмущённо откликнулся Колобок. — Мне, между прочим, вообще… Вы хотя бы… А я…

— Как всегда красноречивы, Поттер, — с сарказмом прокомментировал чёрный Волк.

— Знаете что, профессор! — возмутился Колобок, он же — Гарри Поттер, герой Магического Мира, ещё в прошлом году благополучно победивший Воландеморта, а теперь вот превратившийся в такое… существо, что, случись Тому Риддлу его увидеть, он бы, наверное, скончался во второй раз — от смеха.

Закончить Гарри помешал рёв Медведя, да оно и к лучшему, ведь Колобок всё равно не знал, что говорить дальше!

— Прекрати! — взвизгнул красавец-Хорёк. — Что ты ревёшь, как безмозглая скотина, Уизли! Хотя, о чём это я… Ты и есть…

— Это ты, Драко, прекрати оскорблять моих друзей! — закричал Гарри-Колобок. — Не то я…

— Что — ты?.. — Хорёк издевательски подбоченился, склонив голову набок. — Что ты мне сделаешь? Вскочишь прямо в зубы?

— Насколько я понимаю, — величественно заметил белый Лис, — это мне отведена роль победителя… хм… Колобка. Удивительно, как порой складывается судьба… Вот это… — Лис пренебрежительно взмахнул пушистым хвостом, — вот это… недоразумение — победитель и герой Магической Британии?

— Он-то победитель! — взревел Медведь, обретя, наконец, дар речи. — И тебя, Малфой, и твоего сыночка — хорька, мы с Гарри и в таком виде заломаем! Правда, Гарри?!

— Рон, успокойся, пожалуйста… — устало отозвался Колобок. — Нам о другом надо думать: о том, как выбраться отсюда. Лично я не согласен оставаться в таком виде…

— Да… — Рон-медведь пригорюнился, но не надолго, потому что, стоило ему опустить взгляд, как упал этот самый взгляд прямёхонько на Хорька. — Нет, ну я не могу! — медведь весь затрясся от хохота. — Хорёк! Какой же ты всё-таки хорёк, Драко! Уж такой хорёк, что даже здесь хорьком остался! А ведь в этой сказке никакого хорька-то нет!

— Не смейте оскорблять моего сына! — жёлтые глаза Лиса полыхнули пламенем.

— А то что? — продолжал веселиться Медведь. — Что вы мне сделаете? Да я вас одной лапой могу…

— Мистер Уизли, — ледяным тоном, отрезвляющим не хуже холодного душа, процедил Волк. — Я, конечно, понимаю, что вы наконец-то нашли себя. Этот образ вам подходит как нельзя лучше. Но если ваши друзья и дружба, о которой вы так часто говорите, действительно что-то для вас значат, то вам следовало бы подумать, как выбраться из этого… совершенно неприемлемого для большинства присутствующих, положения. Посмотрите на мистера Поттера и задумайтесь, если в вашей голове найдётся хоть что-нибудь, отдалённо похожее на мозг, нравится ли ему быть… Колобком…

— Вот как вам это удаётся, профессор? — почти весело спросил Гарри. — Я, знаете, давно хотел спросить, да всё как-то случая не было. Как вам удаётся произносить мою фамилию так, словно это худшее из ругательств? А теперь вот и слово "Колобок" вы произнесли точно так же. Что я вам сделал, профессор?

— Ничего, Поттер. Совершенно ничего. Ну разве что… дайте-ка подумать… — Волк сделал вид, что задумался. — Растрепали всему свету подробности моей личной жизни, которые я никому, слышите?! — никому и никогда не доверил бы по собственной воле! А теперь об этом сплетничают все кому не лень, а на днях выходит книга, написанная этой мерзавкой Скиттер! И я даже думать не хочу о том, что она могла там понаписать! Я надеялся получить хоть немного покоя, но вы превратили мою жизнь в кошмар, Поттер! Только и всего, — закончил Волк устало. — Подумаешь, какая мелочь…

— Какой же вы всё-таки неблагодарный! — взревел Медведь. — Да Гарри же вас спасал! Если бы не он, гнить бы вам в Азкабане до конца дней! И вообще — он же не знал, что вы выживете…

— Какое разочарование… не правда ли, мистер Уизли? — издевательски протянул Волк.

— Да как вы можете!!! Мы так старались вам помочь! Переживали за вас! Гарри, он… он так хотел с вами поговорить! Думал, что теперь всё будет иначе! — снова заревел Медведь. — А вы даже разговаривать с ним не захотели! А Гермиона вообще… она из-за вас столько слёз пролила! Какой же вы…

— Перестань, Рон! — закричал на него Колобок. — Мы здесь не для того, чтобы ругаться.

— Так просветите же нас, мистер Поттер, — белый Лис сел и изящным движением обернул хвост вокруг лап, — все собравшиеся прямо-таки жаждут узнать: для чего же мы здесь?

— Я не знаю, — вздохнул Колобок.

— И почему я не удивлён? — фыркнул Волк.

— Потому, что вы всегда плохо обо мне думаете, профессор, — неожиданно ответил Гарри на этот явно риторический вопрос. — У меня, конечно, часто получается… не то, что нужно. Но ведь я, правда, хотел как лучше! Я хотел вам помочь! И чтобы все узнали, какой вы на самом деле…

Волк хмыкнул и оскалился, но Гарри не дал ему себя перебить.
— Вы же не такой! Не такой, как все думали, а некоторые думают и сейчас. Вы… вы… самоотверженный, благородный, умный! Вы — самый смелый человек, которого я когда-нибудь знал!

Волк замер с нечитаемым выражением на морде.
Несколько мгновений на поляне было очень тихо.

— Вы в своём уме, Поттер? — страшным голосом спросил Волк. — Из-за меня погибли ваши родители.

— Они не из-за вас погибли, — твёрдо ответил Колобок. Чувствовалось, что он много об этом думал. — А из-за Риддла и из-за Петтигрю. Даже Дамблдор не смог их защитить. Вы ведь его предупредили! Думаете, я не понимаю, каково это было?! И вообще… если бы мой отец и Сириус не травили вас в школе… Думаете, я не понимаю? Я понимаю. Ведь надо мной тоже издевались — до того, как я попал в Хогвартс. Да и потом — всякое бывало. Но у меня были друзья. А у вас… какие там друзья, на этом вашем факультете… Змеи одни!

— Я попросил бы вас, молодой человек, выбирать выражения! — Лис щёлкнул зубами, и Колобок немного откатился к противоположному краю пня, вспомнив печальный конец сказки.

Волк, между тем, прочно уселся на снегу, гордо поднял голову, казалось даже, что он скрестил руки на груди, хотя, разумеется, никаких рук у него сейчас не было.
— Ну что же, мистер Поттер, — произнёс он, — будем считать, что мы с вами всё выяснили и оставили все… недоразумения в прошлом.

— Значит, вы меня прощаете? — оживился Колобок. — Прощаете, да?
Волк вздохнул.
— Если вы настаиваете на такой формулировке…
— Настаиваю! — жизнерадостно заявил Колобок.
— Хорошо. Я вас прощаю. Теперь вы довольны? И мы можем наконец приступить к решению более насущных вопросов? До полуночи осталось не так много времени!

— Вот именно, — согласился Лис.

— Сначала пообещайте, что не будете больше мучить Гермиону, — встрял Колобок.

— Мучить?.. — не хуже змеи прошипел Волк. — Я делаю всё возможное, чтобы спасти мисс Грейнджер от последствий её собственной… глупости и нелепой гриффиндорской самоотверженности! Может быть вы объясните мне, Поттер, почему она решила, что я нуждаюсь в её заботе?! Что со мной нужно вести себя, как с неразумным младенцем?

— Потому что вы и есть неразумный младенец! — неожиданно встрял Медведь. Подумал немного и прибавил: — Сэр.

— Гермиона вас любит! — перехватил инициативу Колобок. — Неужели вы не понимаете?!

— Вы хотели сказать — жалеет? — оскалился Волк. — Благодаря вашим откровениям, Поттер, мисс Грейнджер путает меня с романтическим персонажем пьес Шекспира, но я отнюдь не Ромео!

— Она в курсе, сэр, — заверил профессора Колобок. — Знаете, есть такая русская пословица: любовь зла!

Белый Лис хихикнул. Гарри заподозрил, что он вспомнил вторую часть пословицы. Главное, чтобы Снейп не вспомнил! Надо его немедленно отвлечь.

— Обещайте, что сделаете ей предложение, как только мы отсюда вернёмся! — потребовал Гарри. "Брать быка за рога" — кажется так называется этот приём в русском фольклоре.
Рогов у Волка, разумеется, не было, а у Снейпа — и подавно, ведь он, в конце концов, никогда не был женат! Но приём на него всё равно подействовал. Вон как уши-то прижал. Все мужчины одинаковы — легче годами быть двойным агентом, бороться с Тёмным Лордом, чем жениться!

— По-моему, вы слишком далеко зашли, Поттер, — не совсем уверенно откликнулся Волк. — Вы уверены, что мисс Грейнджер будет вам благодарна за такое…

— Уверен! — отрезал Колобок. — Она вас любит и хочет за вас замуж! Ну чего вам ещё надо, а?! Ведь вы её тоже любите!
— Ну знаете… — начал Волк.

— Конечно, знаю! — перебил Гарри. — Не знал бы — не говорил! Она ведь уже сама вам предложение делала! Вот до чего вы девушку довели! И что вы ей ответили?! Что за чушь вы там несли о том, что её друзья не поймут, что она жизнь испортит себе и вам, а?! — Колобок аж подпрыгивал на своём пне от возмущения.

— Как приятно знать, что мисс Грейнджер находит необходимым извещать своих друзей обо всём, что, как я полагал, относится к сфере личных отношений, — ледяным тоном Волка можно было замораживать птиц на лету, а его морда приобрела непроницаемое выражение.

— Чего-о? — протянул Медведь. — Ничего она не находит! Она тогда напилась с горя — первый раз в жизни! — ничтоже сумняшеся выдал лучшую подругу Рон. — Хорошо, что мы с Гарри рядом оказались! А то и вообще неизвестно, чем бы это закончилось! Она же на Астрономическую Башню в таком-то состоянии отправилась. Вот разбилась бы, тогда бы вы узнали! Тогда бы всю оставшуюся жизнь по ней тосковали и совестью угрызались!

Чёрный матёрый Волк весь как-то осел, и в непроницаемых его глазах появилось растерянное выражение.
— На Башню? — тихо переспросил он.

— На Башню! — злорадно подтвердил Колобок. — Знаете, как она рыдала, когда мы её там нашли! Я вообще не думал, что она так может… И напиться, и рыдать. Она же у нас… Стальная! Но вы кого хочешь доведёте, профессор!

— Пожалуй, — неуверенно произнёс Волк, — я недооценил степень безрассудства мисс Грейнджер и… придётся мне обратить более пристальное внимание на её безопасность.

— Точно, профессор! — обрадовался Гарри. — Ещё как придётся! Значит, обещаете?
Волк отвернулся и молчал. Подмога пришла, откуда не ждали.

Белый Лис тряхнул головой и протянул:
— Перестань ломаться, Северус. Что ты, в самом деле, как капризная невеста… Тебе, может быть, и некуда спешить, а меня дома Нарцисса ждёт! А эти… гриффиндорцы (последнее слово прозвучало исключительно оскорбительно — в лучших традициях Слизерина!) — всё равно не успокоятся, пока своего не добьются. Им безразлично, что они застрянут здесь навсегда. Уизли и раньше с трудом можно было отличить от медведя. А Поттер… если подумать, он всю жизнь Колобок. Ему не привыкать!

Волк фыркнул и, как показалось Гарри, выгнул бровь.
— Хорошо, — произнёс он весомо. — Я обещаю, что возьму на себя заботу о мисс Грейнджер, насколько это будет в моих силах.

— А жениться? — рыкнул Медведь.
Волк закатил глаза.
— Да! — рявкнул он в ответ. — Я женюсь на ней, если в ней, паче чаяния, не проснётся благоразумие, и она не сбежит из-под венца! Именно это я и имел в виду!
— Так бы и говорили… — Медведь умиротворённо осел на задних лапах.


Глава 2


— Может быть теперь мы наконец-то перейдём к делу? — вопросил Лис.
Волк посмотрел на Малфоя с иронией.
— Прошу, Люциус, — великодушно разрешил он.

Белый Лис поднялся, неуверенно переступил лапами, повёл носом и в высшей степени изящно взмахнул хвостом.
— Может быть, мистер Поттер пояснит нам, — начал Люциус, но закончить ему не дали.

— Почему я-то? — возмутился Колобок. — Я вообще ничего не знаю! Сидел дома, никого не трогал. И вдруг — бац!

— Вот всё у вас так, — осуждающе протянул Лис. — "Бац!" Я уверен, что это вы что-то такое сделали. И всегда вокруг вас и с вами происходят разные… неожиданности. Вот и на этот раз без вас не обошлось! Вы полагаете, что это может быть совпадением? Лично я никогда не верил и не верю в совпадения.

— А я вам говорю, что я ни при чём! — Гарри даже перевернулся от возмущения. Впрочем, от этого ровным счётом ничего не изменилось, ведь он был совершенно круглым.

— Вы всегда ни при чём, Поттер, — не удержался Снейп. — И всегда всё переворачиваете с ног на голову! Что и неудивительно, если Колобок — ваша анимагическая форма. Вы просто не видите разницу между одним и другим. Для вас её попросту не существует!

— Хватит нападать на Гарри! — вступился Медведь. — Раз он сказал, что ничего не делал, значит, так и есть!

— Вот в это я как раз охотно верю! Он всегда был чрезвычайно ленив! Но "ничего не делать" можно по-разному!

— Я обыкновенно ничего не делал. Не по-разному, а по самому по-простому, — устало ответил Колобок. — Я правда, ни при чём, профессор. Честное слово.

Снейп сердито и одновременно недоверчиво уставился на Колобка.
— Ну хорошо, — процедил он наконец. — Допустим. И что же тогда получается? Вы ничего не делали, я ничего не делал, Люциус, наверняка, тоже ничего не делал — праздник всё-таки. А кто делал? Кто?! И самое главное: что нам всем делать теперь? Если у кого-то есть идеи или предложения, прошу высказываться, — Волк обвёл собравшихся пронзительным взглядом.

— Я думаю… — неуверенно начал Гарри.
— Мне уже страшно! — встрял Хорёк.
— Щас как дам лапой, — доверительно пообещал ему Медведь. — Молчи, если сказать нечего!

Драко прищурился и окинул огромного Медведя высокомерным взглядом — и сокрушительная разница в росте не помешала! Всё равно он смотрел сверху вниз.
"Для этого надо родиться аристократом", — уважительно подумал Гарри.

— Я думаю, — с нажимом повторил Гарри, — что мы здесь для того, чтобы… ну…
Волк, Лис и Хорёк синхронно закатили глаза и тяжко вздохнули.
— Чтобы помириться! — выпалил Колобок.

— Не припоминаю, чтобы мы с вами ссорились, — снисходительно процедил Лис.

— Да что вы тут вид-то делаете, что не понимаете?! — возмутился Колобок. — Как будто это только мне нужно! Конечно, мне опять "повезло" больше всех! Вы хоть… приличные звери, а я вообще… — непонятно кто! Но неужели вам хочется навсегда лисом остаться?

— На мой век зайцев хватит, — заметил Люциус и в его янтарных глазах зажёгся хищный огонёк.

— Зайцев?! — подпрыгнул Колобок. — Как бы не так! Лисы в основном мышами питаются!
Лис смотрел недоверчиво, и Гарри обратился к Волку:
— Ну хоть вы ему скажите, профессор!

— Как ни странно, но на этот раз Поттер прав. Рацион лис действительно примерно на восемьдесят процентов состоит из мышей и других мелких грызунов, а также насекомых…
Лис сглотнул и попятился.
— Кроме того, — решил добить его Снейп, — не думаю, что лорд Малфой сумеет прокормить себя: не хватит опыта в непростом деле мышкования. Разве что, если объединить усилия с Драко, то… вместе вы могли бы довольно успешно грабить курятники. Но, думается мне, местные жители быстро найдут на вас управу, не говоря уж о том, что охотников до твоей прекрасной шкуры, Люциус, найдётся немало…

— О своей шкуре подумай, — огрызнулся Лис.

— Моя шкура, конечно, несколько необычна, но не более того. Кому нужен чёрный жёсткий мех изрядно потрёпанного жизнью волка? А прятаться мне не привыкать. Да и вообще, как можно сравнивать потомственного аристократа и полукровку, выросшего едва ли не на помойке, — Волк ухмыльнулся.

— Ладно-ладно, давайте закроем эту тему. В конце концов, наша общая цель — выбраться отсюда и вернуть себе человеческий облик, не так ли? — Люциус встряхнулся, словно отбрасывая неприятные мысли. Лорд Малфой и… мыши… Такое и в страшном сне не приснится!

— Так вот, — продолжил свою линию Колобок. — Если уж Драко молчит, то я сам скажу. Вы вот тут, лорд Малфой, делаете вид, что не понимаете, о чём речь, а речь — о счастье вашего сына, между прочим!
Хорёк вздрогнул, покосился на Колобка одним глазом, но ничего не сказал.

— Не понимаю… — царственно протянул Лис.
— Ах, не понимаете! — оживился Медведь. — А мы вам сейчас объясним! Мы не гордые! Луна Лавгут, значит, вашему Драко не пара, да?! А чем она вам плоха? Чем?! Она даже чистокровная!

— Но дело же не в этом… — несколько смущённо отозвался Лис, он же — лорд Малфой, отделавшийся на суде над бывшими Пожирателями Смерти огромным штрафом и занявшийся благотворительностью и поддержкой магглорождённых, — в духе новых веяний.

— А в чём? — снова перекувырнулся Колобок.
— Мисс Лавгут… она несколько… э-э…
— Никаких "э"! — отрезал Гарри. — Луна — замечательная девушка! Ну не молчи, хорёк! Тебя это, между прочим, тоже касается!

— Во-первых, я не хорёк, — с достоинством ответил Драко.

— Ладно-ладно, извини, — тут же с готовностью отозвался Гарри. — Правда, извини. Это я так… не подумав…
Хорёк самодовольно ухмыльнулся и… промолчал. Хотя Гарри был уверен, что Драко не упустит этого "не подумав", и был даже готов к этому и уже решил, что обижаться не будет! А он — промолчал. Чудеса, да и только.

— А во-вторых, — продолжил Хорёк, — я согласен с Гарри.
Немая сцена, последовавшая за этим заявлением, была достойна лучших театров мира.

— Правда, отец, — тихо сказал Драко. — Луна действительно замечательная девушка. Со стороны она может показаться немного странной, но на самом деле — она очень умная и проницательная, понимающая и… В общем, я люблю её, и прошу тебя дать согласие на наш брак.

— Твоя мать этого не пере… — начал Лис, но голос его сорвался.
— Мама давно согласна.
— Что?! — Лорд Малфой неаристократично плюхнулся прямо на свой великолепный хвост, взметнув нежное облачко искристого снега.

— Она просто тебе говорить не решалась, — гнул своё Драко. — Говорила, что тебе и так не легко, просила подождать, обещала тебя подготовить. Постепенно. Только ты никак не готовишься! Разве она не говорила с тобой о том, что у меня должна быть свобода выбора, что счастье сына важнее материальных и прочих расчётов?

— Вообще-то… говорила, — согласился Люциус и, пребывая в глубокой задумчивости, почесал лапой за ухом, но тут же спохватился, вскочил, пытаясь сделать вид, что он вовсе не чесался, а просто… просто… ну вот так вот лапой взмахнул! Отгонял назойливое насекомое или мало ли ещё что! Но при мысли о насекомых, лорд вспомнил, что говорил Северус о рационе лис и ему стало совсем плохо…

— Знаешь, сынок, — сказал он тихо. — Нарцисса права. Вообще — она всегда права. Обычно. Так что, если она не против, то… Я тоже согласен.
Хорёк подбежал к Лису и ткнулся носом ему в грудь. Лис опустил голову, как бы поглаживая Хорька подбородком по макушке.
"Вот ведь, — подумал лорд Малфой, — и сына-то не обнять по-человечески! Надо отсюда выбираться поскорее…"

— Прекрасно, — со снисходительным одобрением произнёс Волк. — Мы все очень рады, что вы благополучно разрешили этот вопрос. Но у нас всё ещё есть одна маленькая проблема. И если мы не решим её — не видать мисс Лавгут жениха, равно как и Нарциссе — мужа и единственного сына!

— Вот ты всё язвишь, Северус, — подозрительно хриплым голосом отозвался расчувствовавшийся Лис, — а лучше бы сказал что-нибудь полезное! У тебя теперь тоже невеста есть, между прочим!

Профессор Снейп смущённо поджал хвост и опустил морду.
— Технически мисс Грейнджер вряд ли можно считать моей невестой, так как я пока не имел возможности сделать ей предложение, а она, соответственно…

— Какой же ты всё-таки зануда, Северус! — фыркнул Лис. — Особенно, когда смущаешься. Главное, что мисс Грейнджер, как мы уже выяснили, пропадёт без тебя. Ты же не хочешь, чтобы она снова гуляла по Астрономической Башне… в неадекватном состоянии? И на этот раз даже её друзей не будет рядом.

Волк встряхнулся и подобрался. Было похоже, что он готов немедленно начать марш-бросок до Хогвартса, но пока обдумывает, как ему преодолеть водную преграду. Как-то сразу верилось, что тысячи километров суши для него не препятствие.


И тут над заповедной поляной прозвучал первый удар часов! Раскатистое бом-м-м… поплыло в морозном воздухе, такое густое, что казалось — этот звук можно пощупать.
Волк, Лис, Медведь и Хорёк дружно навострили уши. У Колобка ушей не было, и он просто замер на пне.
Неужели… Неужели вот прямо сейчас всё и закончится?! Они не прошли испытания? Так и не сумели понять, что же нужно сделать, чтобы вернуть себе свои жизни, чтобы вернуться к близким?

Они посмотрели друг на друга и с абсолютной отчётливостью ощутили, насколько мелким, глупым, ненужным было всё, что разделяло их, а когда-то и вовсе — делало непримиримыми врагами, заставляло ненавидеть и презирать друг друга.
Как хорошо, как прекрасно они могли бы теперь жить! И даже — да, теперь это совсем не казалось им недостижимым или хотя бы странным — они могли бы дружить!

Северус Снейп с тоской представил ореховые тёплые глаза Гермионы. Когда она улыбалась в них вспыхивали золотистые искры… Каким же дураком он был! Круглым! Круглее, чем Поттер в виде Колобка! Ради чего отталкивал её, ведь счастье само пришло к нему, а он не пускал его на порог, мучая и себя, и её!

Гарри с недоумением вспомнил о том, что перед тем как всё это случилось, сидел дома, в тоске, совершенно один, хотя его звали друзья, конечно. Но у него ведь депрессия! Он даже всерьёз думал о том, чтобы оставить Магический Мир. Сейчас бы ему туда вернуться! Он бы… Нет, пока он не знал точно, что именно он бы сделал, чем занялся, но был совершенно уверен в том, что обязательно нашёл бы себе дело по душе! И вообще… Он бы… просто жил. Это же так здорово, когда можно просто жить.

Рон сокрушённо вздохнул, думая о том, сколько нервов пришлось потратить его друзьям, особенно Гермионе, прежде чем он перестал осуждать их выбор, перестал неуклюже — точь в точь, как медведь, — лезть в их жизнь! Теперь-то он понял, что должен был просто поддержать их, а не заставлять бесконечно оправдываться и объяснять ему, что Снейп не сальноволосый мерзавец, а Драко — не мерзкий хорёк!

Драко вспомнились все дурацкие стычки с Поттером, Гермионой и Роном… Он ведь и Луну обзывал когда-то вместе с другими полоумной Лавгут… Она, конечно, его давно простила. Но он сам не мог себя простить… за многое. Глянув на свои когтистые лапки, Драко со злостью подумал: "Останешься вот теперь навсегда хорьком — и поделом тебе!"

А Люциуса внезапно посетила неуместная мысль, что у Драко с Луной совершенно точно родился бы платиновый блондин или блондинка — в лучших традициях Малфоев. Если бы он не мешал им… если бы раньше понял, что главное, а на что и внимания обращать не стоит!

Бо-м-м-м… — густо плыло над заповедной поляной, над огромным пнём — основанием удивительного Чудо-Дерева. И не было на ней ни Волка, ни Лиса. Исчезли Медведь и Хорёк. Пуст был пень.

***

Нарцисса Малфой сцепила руки, стараясь унять дрожь. Она с тревогой смотрела на Гермиону, а та, в свою очередь, нахмурившись и прикусив губу, изучала только что появившийся текст под иллюстрацией в волшебной книге русских народных сказок. И только Луна Лавгут безмятежно наблюдала, как за окном медленно кружатся снежинки в свете фонариков.

Эта книга была редчайшим артефактом, который невозможно ни купить, ни достать. Только три истинно любящие женщины, объединив усилия, способны материализовать его в Рождественскую ночь. И если самым горячим их желанием будет счастье любимых, то, до наступления Нового года, этим любимым будет послано благое испытание и даровано прозрение, меняющее судьбу к лучшему.

— Ну что там? — не выдержала Нарцисса. — Если с ними что-нибудь случится…
— С ними всё будет хорошо, — спокойно ответила Луна и улыбнулась. — И с нами — тоже. Не надо волноваться из-за пустяков, леди Малфой.
— Пустяков?! — Нарцисса стиснула кружевной платочек. — Иногда я думаю, что моей невесткой станет женщина без сердца!
— Ну что вы, леди… — возразила Гермиона. — Вашей невесткой станет ясновидящая! Вот, посмотрите сами. Всё получилось! Они прошли испытание и вернулись! Теперь надо дать им немного времени, чтобы прийти в себя и…

— О да, — улыбнулась Нарцисса. — Немного. Иначе… эти мужчины способны вообразить, что им всё приснилось или ещё что-нибудь подобное. Этого нельзя допустить. С меня достаточно потрясений. Мы тут чуть не поседели, пока они там прохлаждались вокруг пенька!
Гермиона хихикнула.
— Лорд Малфой был неподражаем!
Нарцисса даже зарумянилась и опустила ресницы. Да… её муж — совершенство. Только иногда бывает слишком упрям.
— Ваш жених тоже выглядел весьма… впечатляюще, — заметила она.
И обе посмотрели на Луну. Нарцисса слегка заволновалась, хотя всегда считала своих мужчин самыми лучшими, но всё-таки… хорёк…

— Они все замечательные. Но Драко — лучше всех, — напевно произнесла Луна, словно подслушав мысли леди Малфой.
Последняя посмотрела на Луну с лёгким подозрением.
— Хорьки — удивительные животные! Умные, весёлые, чистоплотные! Если хотите, я вам о них расскажу. Это очень интересно!

— Непременно, дорогая, — отозвалась леди Малфой, — но не сейчас. Сейчас нам нужно поговорить с нашими… хорь… хм… мужчинами. И я надеюсь, что вы обе, — Нарцисса пристально посмотрела сначала на Луну, а затем и на Гермиону, — вы обе понимаете, что они никогда, вы слышите?! — никогда не должны узнать, что мы имеем к случившемуся какое-то отношение.
— Они не узнают, — безмятежно ответила Луна.
И в этот момент леди Малфой внезапно осознала, что ей сказочно повезло с невесткой. Да и всем им — просто сказочно повезло!


Тут и сказочке конец! А кто слушал… тому — счастья, здоровья, удачи и благополучия в Новом году! А в старом году ещё никому пожить не удавалось, ведь старым он становится только тогда, когда уходит от нас…

20:56 

Я не просто так лежу! Я лежу в направлении мечты...))
:dragon: Наконец-то добралась до лежбища...)))

Лежбище сухопутных котиков

главная